Парадоксы фруктового изобилия

Экономика

В разгар летнего, точнее, плодово-ягодного сезона прилавки мегаполисов и крупных промышленных центров России буквально завалены ягодами и фруктами, которые можно вырастить и у нас, однако… из очень дальнего зарубежья. И отнюдь не по низким ценам.

А все потому, что в России площади под ягодные культуры в буквальном смысле мизерные: по оценке Минсельхоза России, 13,2 тыс. га в 2015-м и около 15 тыс. га в 2019-м. В 2020-2021 годах их планируют довести до 17-19 тыс. га, хотя потенциально возможные площади под эти культуры в нашей стране — не меньше 70 тыс. га.

ВСЕ ЯГОДЫ – В ГОСТИ К НАМ?..

Импорт плодово-ягодной продукции в России имеет рекордно широкий ассортимент: от клубники с голубикой и смородиной до малины с ежевикой и яблоками. По оценкам профильных аналитических центров России, плодово-ягодная продукция, которую испокон веков традиционно выращивали в России, сегодня ввозится почти из сорока стран: Чили, ЮАР, Аргентины, Уругвая, Египта, Израиля, Индии, Пакистана, Эфиопии. Не говоря уже о ближнем зарубежье…

Скажем, по импорту яблок (казалось бы, совершенно родной для нашей страны плодовой культуры) РФ по-прежнему с середины 1990-х годов занимает первое место в мире. При этом объективный факт: реальные потери выращенной плодово-ягодной продукции в России сегодня превышают 30, а то и 50%.

По данным Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка, в 2019 году в России урожай яблок составил 645 тыс. тонн, но на отечественные прилавки и в переработку поступили самое большее 400 тыс. тонн. Зато импорт яблок составил 790 тыс. тонн. Впечатляет, не правда ли?

Не менее парадоксальна ситуация и с клубникой: по прогнозу Минсельхоза России, ее сбор в стране за вычетом потерь и порчи этой ягоды составит в этом году около 10 тыс. тонн, что на 23,5% больше прошлого года. Но объем российского рынка этой ягоды как минимум 150 тыс. тонн в год. Получается, мы оказались просто неспособными реализовать свои возможности? Или есть реальные причины для того, чтобы мы отказывались выращивать свою клубнику на благо экономике и потребителю и оплачивали работу заморских крестьян?

ВТО – ГАРАНТ ИМПОРТА

А вот смотрите сами. По данным Института управления, экономики и права, после вступления России в ВТО за 2012-2023 гг. должно поэтапно пройти снижение ставок импортных пошлин на продовольствие и сельскохозяйственное сырье на 17-25%. Разумеется, за это же время предусмотрено устранение административных и других нетарифных барьеров для выхода зарубежных производителей и экспортеров на российский рынок сельхозпродуктов.

По тем же данным, реализация этих условий неизбежно приведет к снижению рыночной доли отечественных производителей. Тем более что уровень тарифной защиты российского АПК даже при вступлении в ВТО был существенно ниже, чем в большинстве развивающихся стран.

Скажем, конечные (к 2024-2025 гг.) регламентированные ВТО ввозные пошлины на плоды и овощи, ягоды и продукты, а также их переработку для РФ в среднем на 5% ниже, чем для большинства стран Латинской Америки. Примерно на 7% ниже, чем для государств Южной Азии, и на 3-5% ниже, чем для стран Северной и Северо-Восточной Африки.

Помнится, еще в 2003 году один из руководителей переговорной делегации РФ на переговорах с ВТО сообщил автору этих строк, что многие западные и развивающиеся страны в унисон настаивали на отмене ввозных пошлин даже на концентраты плодово-ягодных соков и сиропов, увязывая этот вопрос с доступом российских зерновых, особенно пшеницы, и подсолнечного масла, на мировой рынок. А ведь именно эти товары — основа российского сельскохозяйственного экспорта.

Что ж, пошлины на эти концентраты в итоге оказались на 7-12% ниже, чем в развитых и во многих развивающихся странах. Словом, все большему присутствию на российских прилавках аргентинской смородины или эфиопской малины и даже израильского чеснока дает зеленый свет членство России в ВТО.

ЛАБИРИНТ СОБСТВЕННЫХ ПРОБЛЕМ

Разумеется, дело не только во ввозных пошлинах, благоприятствующих импорту. По экспертным оценкам ТПП России и отраслевых ассоциаций АПК, дефицит современных рефрижераторных хранилищ и хранилищ-термосов в стране превышает 40%, специализированных перевозочных средств для скоропортящихся грузов — не меньше 50%. Уже только эти изъяны приводят к катастрофическим объемам порчи и означают огромные потери в процессе отгрузки-доставки овощей и фруктов.

Иван Малич, директор ООО «Овощи Кубани» (Краснодарский край), одного из основных производителей клубники в стране, говорит, что в июне нынешнего года фермеры края обратились в правительство РФ с просьбой о поддержке государства по сбыту клубники. По их словам, клубника «скоропортящийся продукт, но мощностей и оборудования для ее переработки и хранения у нас нет. Если ягода не попадет на рынок, несколько сотен ягодных ферм придут в упадок и тысячи человек потеряют работу». В той же просьбе предложено, по словам И. Малича, организовать бесплатные точки сбыта кубанской клубники и других ягод края на рынках и ярмарках в Московском и других регионах. Но конкретного решения этих вопросов пока нет. Российская клубника нам не нужна?..

Смежная проблема.

«Почти полное отсутствие отечественных современных средств защиты ягодных культур от большинства заболеваний и сельхозвредителей, — отмечает Ирина Козий, директор Ягодного союза РФ. — За редким исключением препараты, находящиеся в Государственном каталоге пестицидов и агрохимикатов, либо устарели, либо не имеют доказанных результатов применения».

Вдобавок стоимость испытаний и экспертиз защитного препарата для одной культуры составляет от 4 до 9 млн рублей. Но, по данным этого союза, фактические площади интенсивного возделывания ягод в России действительно символические, поэтому большинство производителей ягод предпочитает не ввязываться в эту драку — нет поддержки, нет уверенности в успехе. И пользуются низкокачественными, зачастую незарегистрированными средствами защиты. В результате только по этой причине часто теряется от четверти до трети урожая, а бывает, что и больше…

Плюс к тому современные сорта подавляющего большинства ягодных и плодовых культур в количестве, необходимом для промышленного возделывания, могут поставлять только зарубежные селекционеры или же считаные российские питомники, сотрудничающие с иностранными фирмами. Как следствие, в страну ввозится в основном низкокачественный посадочный материал.

РЕЭКСПОРТНЫЙ БИЗНЕС ПАРТНЕРОВ

И еще один важный нюанс. Дело в том, что с 2014 года большие объемы плодово-ягодного, овощного, да и в целом сельскохозяйственного импорта поступают в Россию через другие страны ЕАЭС.

Эти государства, напомним, не участвуют в российских продовольственных контрсанкциях (введенных с августа 2014 года). Таможенный и фитосанитарный контроль на границах между странами Евразийского союза чисто символический, и запрещенные у нас импортные яблоки и огурцы совершенно спокойно и вполне официально ввозятся в РФ. По документам эти овощи-фрукты якобы произведены в Белоруссии, Казахстане или Армении. Как говорят аналитики, ныне в этом бизнесе работают не меньше 80 компаний в странах — партнерах РФ по ЕАЭС.

По данным Минсельхоза, только в 2019-м было выявлено около 106 тыс. тонн запрещенной к ввозу в страну сельхозпродукции, «перепоставленной» через другие страны ЕАЭС. А всего за 2014-2019 гг. изъято и уничтожено только 33 тыс. тонн такой продукции. Но, по оценкам таможенных органов, реально выявляется самое большее 40-45% от объема поставок такого рода.

Не будем забывать и о том, что другие страны ЕАЭС имеют в отличие от РФ льготные условия для поставок многих своих товаров на западные рынки. Понятно, что поддержка российских контрсанкций обнулит все льготы. А это, разумеется, себе дороже…

Вот и получается, что по целому ряду взаимосвязанных причин импортными аналогами отечественных фруктов и ягод в широком ассортименте и в крупных объемах мы обеспечены. У нас просто нет другого выхода, и в ближайшее время он вряд ли появится. Так и будем есть турецкую редиску и эфиопский укроп?..

Источник: mirnov.ru

Оцените статью
Россия глобально