Доходы госкорпораций — на зарплаты и пенсии!

Экономика

Данко Максима Горького, как вы помните, вырвал сердце, чтобы освещать им путь народу.

Сейчас, пожалуй, самое время для того, чтобы кто-нибудь из наших вождей сделал что-то подобное, разумеется, в фигуральном смысле. Но, глядя в пустые глаза и сытые, абсолютно в себе уверенные лица представителей современной элиты, верится в это с большим трудом…

ДОРОГА К КАПИТАЛИЗМУ

Очевидно, что нужны перемены. По сути дела, сегодня Россия все больше осовечивается, и при всем уважении к нашему прошлому совершенно не обязательно повторять старые ошибки.

Как известно, СССР трижды безуспешно пытался хотя бы частично вернуться в капитализм. Самые решительные шаги были сделаны в середине 60-х годов, недаром ту пятилетку назвали золотой. Экстенсивное развитие страны было исчерпано, реформы назрели. Их идеологом стал харьковский экономист Евсей Либерман, а Косыгин поддержал.

На заводах и фабриках вводили хозрасчет: «заработал — получи», устанавливали прямые связи между предприятиями — без дела остались сотни тысяч бюрократов. Ограничили военные расходы. Результат ошеломил. Национальный доход вырос на 186%, производство предметов потребления — на 203, фонд зарплаты — на 220%. Построили ВАЗ, КамАЗ, Останкинскую телебашню, появились личные автомобили. В 1967 году на закупку зерна потратили 50 тонн золота, а через пять лет, в 1972 году, для этого были проданы уже 482 тонны.

Следующим шагом должна была стать смена приоритетов производства и еще большая самостоятельность предприятий, а это удар по всей системе. Она и рванула в 1968 году, но в Праге, после чего в Москве с реформами закончили. Рост цен на нефть и новые месторождения дали гигантские доходы, пущенные на производство ракет и танков, ставших через 20 лет металлоломом…

ПРОСТЫЕ ПРАВИЛА

На что рассчитывал Алексей Николаевич, начав реформы, ведь в политбюро он был белой вороной? В конце 40-х чудом избежал расстрела по «Ленинградскому делу», а потом не поддержал ввод войск в Афганистан. Никогда не звал в светлое будущее, а старался светлее сделать настоящее. И опирался на «обыкновенное чудо», сотворенное в послевоенной Германии Людвигом Эрхардом.

После Второй мировой вой­ны Германия лежала в руинах. Потери — 7 млн человек и 25% территории. В 1946 году объем промышленного производства составлял 33% от довоенного, сельское хозяйство опустилось на уровень 1914 года. Репарации —

14 млрд долларов. Фундаментом для возрождения Германии стал «план Маршалла»: с 1947 года США 2% ВВП направляли в Европу — деньгами, продовольствием, промышленной продукцией. Эрхард ввел новую валюту — немецкую марку, отменил государственное планирование и централизованное ценообразование, обеспечил полную свободу деятельности предприятий и получил абсолютную поддержку канцлера ФРГ Аденауэра, первого человека страны, чего не имел Косыгин. Как в мультике, задымили фабричные трубы, засновали грузовики, на развалинах закипела стройка. Витрины заполнили товары, исчез черный рынок. За 12 лет Германия преодолела путь от полной разрухи до лидерства в мировой экономике.

Цель абсолютного большинства стран — повышение жизненного уровня и продолжительности жизни населения, а у России, судя по всему, человек по-прежнему находится далеко не на первом месте. Монополизированная экономика уже давно не растет, а уровень жизни снижается. Нам нужно пересмотреть сами основы экономической политики, избавить государство от колоссальных бюджетных трат, которые только увеличивают состояния доморощенных олигархов, но ничего не дают народу. Кстати, самый показательный пример решительных действий, которые позволили стране избавиться от убыточного бизнеса, продемонстрировала в 80-х Маргарет Тэтчер, закрыв нерентабельные шахты Великобритании. Было сломлено сопротивление профсоюзов и потрачены огромные средства на переучивание и дотирование шахтеров. Черная дыра была ликвидирована, и страна вернулась в ведущие экономики мира.

Россия много лет находится в тройке лидеров нефтедобычи, а что дальше? Глубина нефтепереработки в РФ составляет 72% против 85-90% в развитых странах. Выход бензина: в США — 43%, в Европе — 21%, в РФ — 15,5%. Комплексный показатель переработки нефти в США — 9,5%, среднемировой — 5,9%, в России — 4,3%.

Страны с развитой экономикой на собственном негативном опыте убедились, что госкорпорации — далеко не лучшая форма ведения бизнеса. В стране, где четыре компании контролируют 74% нефтедобычи и 82% переработки, по сути, просто отсутствует конкуренция, что ведет к технической отсталости и нерыночному ценообразованию.

ПРАГМАТИЗМ ИЛИ ПОЛИТИКА

Вот конкретные цифры из открытых источников, которые наглядно демонстрируют неэффективность советской и нынешней российской экономических моделей. Территория РФ вдвое больше, чем США и КНР. Исходя из величины ВВП, коэффициент ее использования следующий: США — 2,4, КНР — 1,9, РФ — 0,1. Конечно, у нас значительная часть страны в зоне вечной мерзлоты, но именно там нефть и газ, основные наполнители бюджета, что лишь подчеркивает примитивизм действующей экономической модели.

Мне возразят: а как же Китай? Ведь там по-прежнему строят коммунизм, руководящая роль партии неизменна, оппозиции нет, даже интернет в загоне. Все так, но Поднебесной движет прагматизм, чего у нас нет. Декан Института финансовых исследований КНР Ванг Ван, выступая на Московском международном форуме, отметил, что стратегия Китая сконцентрирована на экономике, а России — на политике. Возразить нечего, но и в Поднебесной, исчерпавшей резервы экстенсивного роста, темпы развития снижаются. Китай проводит жесткую внутреннюю политику, но позволяет бизнесу активно развиваться.

Есть своя точка зрения у китайцев и по самым острым вопросам наших межгосударственных отношений. В конце 80-х Дэн Сяопин, встречаясь с Горбачевым, упомянул о принадлежности левобережных амурских территорий, присоединенных Александром II, заметив, что это вопрос будущих поколений. Правда, тогда экономические потенциалы наших стран лишь сравнялись, а теперь в Поднебесной он в восемь раз вырос и на оборону она тратит куда больше России. Кроме того, совершенно очевидны экономическая экспансия, хотя бы на примере кругляка, как и рост числа китайских рабочих. Ведь российское население уменьшается, а в последние десятилетия с Дальнего Востока оно просто бежит. Гиперзвуковые ракеты тут не помогут…

Проблема глубокого социального неравенства в России стоит чрезвычайно остро. Во многих странах самого разного политического устройства, основу экономики которых составляет экспорт сырья, такой проблемы просто не существует. Углеводородные доходы распределяются достаточно справедливо, и суммы дотаций населению куда больше средней российской зарплаты. Чиновники убеждают нас, что экономическая справедливость в России невозможна: граждан много, а доходов мало, но суть в другом. В Норвегии углеводороды принадлежат государству, как и в ряде других стран, а компании, работающие с нефтью и газом, — только операторы и получают доходы не от роста цен, а от эффективности своего труда. Выручка от продажи углеводородов поступает государству и перераспределяется в интересах населения, а не владельцев частных фирм и руководителей госкорпораций. Абсолютно несправедливая и безнравственная система использования природных ресурсов позволяет олигархам строить яхты со сторожевик, а членам правления госкорпораций иметь зарплаты по 100 млн рублей. Так что, увы, газ — не наше богатство.

Источник: mirnov.ru

Оцените статью
Россия глобально